spacer.png, 0 kB
Часть 2
В конце третьего года король Артур стал жаловаться одному из витязей своих Гвальмаю на то, что он очень тоскует по Овенну.

— Неужели я его утратил навсегда? — говорил он в полном отчаянии.— Мне жаль моего верного рыцаря, и я бы хотел во что бы то ни стало узнать, какая участь его постигла.

— Я знаю, кто виноват в том, что мы утратили Овенна,— сказал Гвальмай.— Это все наделал Кенан своим заманчивым рассказом!

— Я готов собрать всех своих вассалов и двинуться на поиски моего дорогого витязя! — сказал Артур.

— К чему собирать вассалов? — сказал Гвальмай.— Ты один со своими рыцарями можешь отомстить за Овенна, если он убит, или избавить его из плена, если он в плену, или, наконец, вернуть его к нам, если он цел и невредим.

Артур решил последовать совету своего рыцаря и немного спустя двинулся на поиски Овенна со своими рыцарями. А этих рыцарей было, не считая прислуги, три тысячи копий. Кенан, сын Кледно, взят был в провожатые.

Долго ли, коротко ли они странствовали, но наконец, миновав знакомый нам замок гостеприимного владельца, миновали и долину, в которой черный одноглазый великан пас бесчисленные стада дивных зверей. Артур и его свита очутились у знакомого нам источника. Тогда Кай сказал Артуру:

— Государь! Дозволь мне первому вступить в битву с черным рыцарем!

И когда он получил разрешение Артура, то зачерпнул воды из источника и плеснул на камень. Грянул гром и разразился ливень с градом, и все согласились с тем, что им отродясь не приходилось слыхивать такого грома и видывать такого града! И чуть только буря миновала и небо прояснилось, все увидели скачущего к ним черного рыцаря на вороном коне. Кай встретил его смело и они сразились, но битва длилась недолго: Кай был сразу выбит из седла.

Затем рыцарь раскинул шатер и расположился в нем на отдых, и Артур со своими рыцарями тоже раскинул лагерь.
Когда же они поднялись на другое утро, черный рыцарь уже был готов к бою и ждал противника. И Кай еще раз попытал своего счастья и вступил в бой с противником и был вновь выброшен из седла и настолько тяжело ранен, что не мог более продолжать битву.

Вслед за Каем все приближенные короля Артура вступали поочередно в единоборство с черным рыцарем, и все были выбиты им из седел. Оставались только двое, кто еще не бился,— сам Артур и рыцарь Гвальмай.

И вот Артур стал готовиться к битве и оправлять на себе вооружение, но Гвальмай предупредил его желание и просил разрешения вступить в битву с грозным черным рыцарем первым. Артур разрешил, и Гвальмай двинулся на коне к своему супротивнику. На нем поверх доспехов была надета желтая атласная одежда — дар принцессы Анжуйской, в которой при опущенном забрале его невозможно было узнать. И на коне его была попона того же цвета.

И вот они съехались и сшиблись копьями и бились целый день вплоть до вечера, но ни один не мог одолеть другого. На следующий день они вооружились копьями крепче первых, и ни один все же не смог получить перевеса. На третий день переменили и эти копья на более твердые и более длинные. Полные ярости сшиблись они и бились до полудня. Дошло до того, что подпруги у лошадей наконец не выдержали — лопнули, и оба рыцаря разом очутились на земле. Но тотчас вскочили, выхватили мечи и вновь продолжали битву. И все присутствующие при этом утверждали, что никогда еще им не приходилось видеть двух бойцов, равных по силе и мужеству.

Наконец Овенну удалось нанести мечом такой удар, который свернул Гвальмаю шлем набок и открыл его лицо. Овенн узнал своего противника и сказал:

— Гвальмай, я никак не мог тебя узнать в этой твоей одежде. Ты мне брат и друг, возьми мой меч и все мое вооружение.

— Овенн,— сказал Гвальмай,— ты победил, ты и возьми мой меч.

Артур, видя, что бойцы вступили между собой в беседу, приблизился к ним.

— Государь! — сказал Гвальмай,— будь свидетелем того, что Овенн меня победил, а между тем не хочет принять от меня оружие.

— Государь,— сказал между тем и Овенн в свою очередь,— не я его, а он меня победил и не хочет взять моего меча.

— Давайте сюда ваши мечи,— сказал Артур.— Ни одного из вас не могу признать победителем!

Тогда Овенн бросился обнимать Артура и они расцеловались. И вся свита Артура бросилась к Овенну, все спешили его обнять, и около него произошла изрядная давка.

Затем они всю ночь провели под шатрами в поле, а наутро Артур стал собираться в обратный путь.

— Государь,— сказал Овенн.— Ты это неладно задумал. Ведь вот уже три года минуло с той поры, как я тебя покинул, и все это время я готовился к тому, чтобы встретить тебя достойным пиршеством, ибо я знал наверно, что ты повелел искать меня всюду. Итак, приди же в мой замок, омойся, отдохни от пути и раздели со мною трапезу.

Артур согласился и со своими рыцарями двинулся к замку Дамы Источника. И тот пир, к которому все в замке готовились в течение трех лет, был весь потреблен в течение трех месяцев пребывания Артуровых рыцарей в замке. И все признались, что им никогда не случалось есть сытнее и пить вкуснее.

Наконец Артур собрался в обратный путь и стал просить у Дамы Источника, чтобы она разрешила Овенну только три месяца провести при дворе Артура. Она согласилась, но, правду сказать, очень неохотно.

Итак, Овенн вернулся вместе с Артуром к его двору, и когда очутился вновь в кругу своих родственников и старых друзей, то на душе у него стало так светло и весело, что он и не заметил как вместо трех месяцев прожил при дворе Артура целых три года.
 
« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
   
free joomla templates Joomla tutorials joomla themes